Наркомалыш

Воскресенье, 6 июня 2010 г.
Просмотров: 3989
Подписаться на комментарии по RSS

Жара. Все оголились донельзя. И я намётанным взглядом углядываю в городской толпе, транспорте или на задворках наркомалышей по длинным рукавам, стеклянным или, наоборот, бегающим глазам, худобе, некоординированным движениям. Здороваюсь, завожу беседу. Некоторые, ставшие в своем окружении изгоями или даже выгнанные из семей, сначала огрызаются, но потом втягиваются в разговор.

Зато, в отличии от курящих или выпивающих детей, эти наркоманы в конце беседы обязательно просят мой телефон, при этом отказывая мне дать свой. Иногда звонят, жалуются, просят совета, но не денег, т.к., давая свой телефон, я предупреждаю о своей материальной несостоятельности. На днях позвонил Андрей, торопясь и сбиваясь, стал просить спрятать его у меня дома. Предупредила, что пущу только на ночь, надеялась заманить его и, уговорив лечиться, назавтра отвести в наркологию. Ему тринадцать с небольшим лет. Из бывших “обезьян”, т.е. первую дозу ему одиннадцатилетнему ввел наркоделец, испытывая на нем свою смесь. Повторюсь: наркодельцы, стремясь побольше заработать, смешивают порошок наркотика с мукой, мелом и т.д. Потом, чтобы узнать не смертельной ли получилась эта смесь, и в какой степени человек от неё дуреет-пьянеет, они находят таких мальчиков, девочек, уговаривают и на них пробуют свои смеси. В случае смерти ребенка, трупик уничтожают, возможно, продают органы. Вот почему в стране ежегодно исчезают до сотни тысяч (официально, а реальность и того более) малолетних детей. Насчет продажи органов, кое-кто начинает мне сомневаться. Идите в любую детскую хирургию. Там ждут донорские почки. После смерти девочки из Хайбуллов, я это знаю. И, уверена: система у них отлажена. Сам хирург может и не знать, откуда почка? Да и поздновато ему даже интересоваться, мол, откуда?

Сидел Андрей на скамейке подъезда летом и страдал от безделья. Подъехал BMW, вышли два, как он подумал, спортсмена, оглянулись и пальцами только поманили Андрея и мальчонку с соседнего подъезда, Витьку. Дети подошли. Те предложили обогатить их деньгами. Андрей, будучи постарше, сразу вставил: — Бесплатный сыр... Но дяденька повыше вытащил из кармана две новенькие пятисотки и пригласил малышей в салон иномарки. Положил деньги на виду под лобовым стеклом и сказал: “Вы соглашаетесь, и мы вам делаем укол от малярийных комаров. Этим летом ученые обещают их нашествие. Потом вы получаете деньги”. Сначала укололи Витьку, как тот ни боялся, ни хныкал, все же согласился, когда в свободную ладошку вложили купюру. А Андрей не стал показывать своего ужаса при виде шприца, как никак он постарше, подал руку даже не получив деньги. Как и Витек, сразу размяк и уснул, как только по венке потекло что-то прохладное. Проснулся он под вечер на той же скамейке и без пятисотки. Ни BMW, ни “спортсменов-врачей» не было. Хотел встать, потемнело в глазах, снова прилег.

Когда стемнело, приехали родители, занесли, уложили в постель. Утром все вроде бы было нормально, только подташнивало, и сил не было. Но все же оделся, попил чаю и пошел искать Витю. Тот как и вчера торчал у турника, только ни разу не подтягивался. Угрюмо спросил Андрея, не он ли стащил его деньги? Узнав, что обоих обманули, заплакал, рассказывая, какие штучки он теперь на те деньги не сможет купить.

Но произошло чудо, и те врачи приехали через день опять и сказали: “Вы уснули, мы боялись, что ваши деньги украдут, оставили вас без денег, но зато сегодня привезли. Дали обоим по пятьсот, велели их отнести по домам и сразу выйти. Мальчики в припрыжку всё исполнили. Но дяденьки на этот раз за укол попросили найти еще ребятишек. Андрей и Витя быстро отыскали в соседнем дворе двух братьев, отдыхавших на каникулах в городе. BMW укатил с братьями в соседний двор, через 15 минут вернулся. Андрея и Витю опять укололи, предварительно предложив запомнить свой номер телефона. Андрей хорошо запоминал всякие даты, номера машин и т.д.

Через неделю он целый день плохо себя чувствовал, вроде ничего и не болело, но отчего-то все его злило, раздражало, чего-то хотел, не понимал чего. Почему-то решил, что вот бы опять те врачи приехали. Подравшись из-за пустяка во дворе с вернувшимися из детского лагеря отдыха соседскими ребятами, зашел домой и тут же позвонил врачам. Но на другом конце провода откликнулась “добрая тетя” и позвала в гости на улицу Вологодскую, на малый рынок, к киоску с макаронами.., велела прихватить все свои деньги. Андрей, успевший истратить почти все деньги, повез туда лишь 60 рублей, которые мама оставила на молоко, хлеб и огурцы. У него забрали куртку (стоял прохладный день), сделали дозу, заведя его в какую-то грязную квартиру, а когда он пришел в себя, вытолкнули за дверь, велев в следующий раз прийти или с пятьюстами рублями, или с золотом. Из дома стали “исчезать” украшения мамы, деньги, меха, когда пришла зима, и кожаные вещи.

— А, может, Андрей, выбрать удовольствие попроще: сигареты, водку?

— Вы что, — он взглянул на меня как на глупышку, мол, разве познавший наркоту разменится на мелочи?! Да и вони их я не терплю!

Когда ему было лет семь-восемь, отец завел любовницу. Андрей не раз подслушивал его разговор с ней по телефону. Вскоре отец закурил. “И уже полгода с получки приходит сильно бухой”, — так говорит Андрей. Я считала, что Андрей, хоть этого он не говорил, внутренне возненавидел отца за предательство мамы, отсюда и его нетерпение запаха дыма табака и водки. Но оказалось, что и другие дети-наркоманы, не хотят сигарет и водки вместо наркотиков, тоже говорят: “Зачем вонять-то?”

Разумеется, и исчезновение вещей, и его наркомания раскрылись. Но родители почему-то не потащили Андрея к наркологам на лечение, а просто или сильно ругали, били, или указывали на дверь.

— Андрей, а как Витя, которого с тобой вначале укололи дважды?

— Дык, он пропал после второго укола, милиция ничего не нашла.

— А ты не подсказал?

— Я с ним не дружил... А когда через месяц узнал, уже все понимал. Понимал, что помочь нечем, что не вернуть его... Сам я уже только и думал: где деньги добыть на дозу. И боялся: вдруг в тюрьму посадят!

Пришел Андрей голодный. Тарелку супа с тушенкой съел мгновенно, помялся и попросил еще. После скушал хлеб, толсто намазав маслом. От чая отказался, выпил просто воду. Тут же спросил, где он спать будет? Показала на диван. “А можно Вы мою руку подержите, пока я не усну?” “Конечно, сейчас постелю простыню”... “Не нужно! Я так!” Лег прямо в чем пришел, протянул руку. Я села на корточки, взяла его руку. Впервые за весь вечер он улыбнулся, закрыл глаза, прошептал:

— Как жаль, что не Вы моя мама, — и тут же уснул.

Утром проснулся совсем другой. В нем уже был не вчерашний голодный, уставший, замученный ребенок, а голодный наркоман. От еды отказался, выпил чаю с бутербродом, собрался уходить. Спрашиваю:

— Куда ж ты теперь, ведь те, кто за долги хотят тебя убить, все равно убьют? Давай я тебя отвезу в наркологию, они тебя обязательно примут и будут лечить. Вылечишься, устроишься на работу, рассчитаешься, а?

— Нет, я поеду сейчас к тете в Дему. Она держит магазин, у нее бриллиантовый браслет есть. Выпрошу.

— Чего же ты вчера к ней не поехал?

— Дык, в пятницу они уехали на выходные. Сегодня воскресенье, я их дождусь, рассчитаюсь. Потом пойду ложиться в наркологию.

По его ответу стало ясно: будет браслет, его не убьют, опять в долг уколят. Но и уговаривать его сейчас ехать в наркологию невозможно: он в эту минуту полон агрессии. Решила попытаться уговорить повременить с расчетом, побыть у меня, авось, успокоится и согласится лечиться…

— А ты помнишь, как в день знакомства я свою формулу А тебе разъясняла, а ты спорил. Что сейчас скажешь?

— С Вами спорил не я, а мое испорченное наркотиками существо. Сам-то я до Вас еще понял, что я — идиот. Вы довольны моим ответом?

— Захотел польстить мне?

— С целью чего? Весь месяц, как с Вами познакомился, (двухлетняя наркомания уже мутит его память: я с ним познакомилась в конце мая, на дворе сентябрь. Заря К.) я не кололся. Как молитву про себя Вашу формулу А весь месяц повторял, но сегодня понял, что поздно... А те думали, что за месяц я уж точно нашел деньги. Вчера они выследили меня и пригрозили, что вечером убьют, если не найду денег.

— Ты не договорил, что поздно-то? Я не говорила, что моя формула А вылечивает. Я сказала: “Если внушить маленькому ребенку формулу А: “Любое потребление табака, алкоголя и иная наркомания — признак недостатка ума; несогласный с этим назовет умным и того, кто ради удовольствия бьет себя по голове, печени и почкам дубинкой”, то малыш не захочет стать дураком и не будет пить, курить, колоться». За 15 лет моей этой работы очень многие подтвердили правоту формулы А. Слушай, а ты не своруешь тот браслет? Пожалуйста, не воруй. Оставь хотя бы записку.

— Не, не сворую, — сказали его уста, а сам уже зверел по секундам. Понимая это, быстро пообещал позвонить из наркологии и бегом сбежал по лестнице, не нажимая кнопку лифта. Вослед я кричу: “Ты же сказал, что они следят! Вдруг, они у нашего подъезда?»

— Нет, они следят возле моего дома. Я вчера ехал к Вам, убедился: слежки не было! — донеслось до меня снизу.

Андрей ушел. Возможно, ушел навсегда. Прошел понедельник. Звонка не последовало. Я знаю: потребление наркотиков: алкоголя и пр., уничтожает совесть, человечность, порядочность и т.д. Но как хочется, что именно сей человек явит собой исключение из этого правила!!! Как бы то ни было, они — дети, и нельзя избегать их: они как никто нуждаются в общении. Смилуйтесь, люди! Хоть на денек продлите им жизнь. Задумайтесь: может, есть и наша вина, что жизнь такая пошла?!

И давайте, будем бдительны: что за машина въехала во двор к нам, зачем подозвали детей, заступитесь за чужого малыша, скажите: мой! Сообщите тихонько в милицию номер машины. Не бойтесь: судьба покровительствует творящим добро. Вам воздастся за это!

4 из каждых, побеседовавших со мной, 5 наркомалышей, посажены на иглу наркодельцами, т.е. враги нацелились на уничтожение детей. Нет детей — не станет и страны! 06. 09 04 г.